Михаэль Драу Плоть и сталь 5 страница

Он всегда был упрямым и упорным, и привык исправлять свои ошибки, а не уничтожать плоды своего труда, чтобы стыдливо начать заново, признавая неудачу.

Но в этот раз, как оказалось, ошибки были настолько серьёзны, что Шаксу, скорее всего, придётся отступиться от своих принципов.

– В таком случае, если ты, и правда, хочешь попытаться! спасти эту химеру, – начал Принц, – то мы могли бы обратиться за помощью к Кукольнику. Это тот самый роботроник, который прибыл со мной. Хуже, чем есть, всё равно не станет, правда?

– Пожалуй, Вы правы, Ваше Высочество – согласился Мастер Шакс. – Если, конечно, это не затруднит Вашего роботроника…

– Я его очень настойчиво попрошу, – мило улыбнулся Принц. Ему и самому не терпелось увидеть очередное чудо.

6 ГЛАВА

Пошли слухи, которые подтвердили координаторы, что где-то на средних уровнях началась война между несколькими группировками трейдеров. Как правило, отдельные банды контролировали каждая свой район, и на чужую территорию никто не совался. У самых беспринципных и жестоких торгашей в мегаполисе существовали свои негласные правила, нарушения которых карались более жестоко, чем даже у торговцев оружием или наркотиками.

Мастер Шакс несколько дней не обращал внимания на возню под своими ногами, всецело поглощённый новыми исследованиями и совместной работой с Принцем и его гениальным сопровождающим-роботроником. Но люди начали роптать – в войне банд то и дело страдали далёкие от торговли органами обыватели. Мастер собирал дань и стрейдеров, потому попустительствовал их страшной деятельности. Но если какая-то банда начинала действовать самостоятельно и без оглядки на хозяина города, да к тому же мешала другим группировкам зарабатывать деньги для себя и для Мастера, то принимались меры.

* * *

– Поздравляю, – похлопал Тран Дэла по плечу. – Первое задание в городе.

– Да, спасибо, – буркнул Дэл, приподняв уголок губ в небрежной ухмылке и проверяя затвор дикрайзера.

– Заранее не поздравляют. Примета плохая, – сказал Габриэль Кэлтон, застёгивая бронежилет.

Молодые киборги находились сейчас в арсенале, после чего должны были дождаться капитана группы,

опытного ликвидатора Айнекена Айса по прозвищу Лёд и под его предводительством надрать задницу не в меру распоясавшимся торгашам. Дэл оказался самым молодым в группе, удачно выделяясь на фоне сверстников благодаря своим отличным показаниям в стрельбе и физической подготовке. Многие молодые киборги, в том числе и приятель Дэла Акс, также показывали отличные результаты в тире и на прочих I тренировках, разрыв с Дэлом был минимальный. Оставалось загадкой, почему же из всех новичков выбрали именно его. Впрочем, это было добрым знаком – если Мастер начал выпускать на улицы птенцов, то скоро все новобранцы получат возможность проверить себя в деле.



– Готовы? – Лёд стремительно прошагал в арсенал, даже не дожидаясь, когда двери раздвинутся полностью. Подобными внезапными появлениями киборг пугал даже соратников, не то что молодых пацанов. И уж тем более будущих жертв. Тран, бывало, шутил по поводу этой его привычки: «И чего его зовут не Снег? Вечно сваливается, как; снег на голову!»

Дэл, Габриэль Кэлтон, Тран Крит и ещё трое молодых киборгов резво выстроились в шеренгу у стены, хором гаркнув:

– Так точно, сэр!

Взрослый киборг молча раздал всей группе обручи коммуникаторов, встал перед шеренгой и рявкнул прокуренным сиплым голосом:

– Действовать только по приказу, с координаторами де-' ржать постоянную связь, гражданских не задевать, банду мочить до последнего говнюка, на всё про всё у нас будет! полчаса. Вопросы есть?

– Никак нет, сэр!

– Отлично. Поехали.

Он резко развернулся, прошагав к лифту, ведущему в подземные ангары и гаражи. Тран усмехнулся и сказал Дэлу громким полушёпотом:

– Удачи нам!

* * *

Рефрижераторные камеры стояли рядами, встроенные в торец стены мини-завода неподалёку от люков канализации. Нечистоты неслись бурым потоком по закрытым желобам и обрушивались в тёмные колодцы, забранные склизкими решётками. Шум стоял неимоверный, рефрижераторы тоже гудели низко и гулко, добавляя низких частот в урбанистическую какофонию. И маленькой группке людей приходилось орать во всю глотку. За углом стояла небольшая фура, забитая ящиками с искусственным мясом. В некоторых ящиках, прикрытые легальным, хоть и безбожно просроченным, товаром, находились пластиковые контейнеры с более дорогим… мясом.

Патрику предстояло договориться с нечистыми на руку управленцами завода об аренде рефрижераторов.

– Учти, дольше, чем на месяц, не сдам, – отвечал грузный обросший мужик в синем форменном комбинезоне с гербом корпорации, которой принадлежал в частности и этот заводик.

– Да нам только на первое время, пока не найдём новый Притон, – уверял Патрик, нервно почёсывая свой уродливый ожоговый шрам на лице.

– Что, киберы Шакса прежний разнесли? – скрывая настороженность циничной интонацией, усмехнулся работник завода.

– Да не то чтоб киберы Шакса. Папашу знаешь?

– Которого? А… Это который бездомных «щенят» подбирает? Кибер то одноглазый? Ну знаю. А ему-то какое до вас дело? Тем более, он вам-то как раз свой глаз и продал.

– Да не только глаз. Да и Папаша этот вообще не на шутку обнаглел! Увёл у нас отличный товар, так мы ему в отместку взорвали машину и попытались отловить нескольких его «девочек», а он из-за этого ещё и рыпается, сволочь такая. А потом и вовсе притащился в Притон с гранатомётом. Гад. Надо было тогда его на столе полностью выпотрошить. Да кто ж знал…

– А с киберами только свяжись, – усмехнулся работник завода. – Да ещё и с Топливно-зависимыми. Ну да ладно, чёрт с ним и с киберами в целом. Пошли, у меня ноут не с собой. Заплатить придётся на месяц вперёд…

Едва компания двинулась к чёрному ходу, как из-за угла вылетело трое крепких парней в тёмных очках, которые сразу же открыли огонь. Судя по едва слышному писку и тому, как буквально разлетелись в клочья головы нескольких подельников Патрика, их скосили из дикрайзеров, а не просто из пистолетов-пулемётов. Патрик рванулся за угол; перекувырнувшись через оказавшийся на пути кабель, на ходу судорожно вытаскивая из чехла под курткой обрез.

Чёрт. Это уже не Папочкины проделки! Это псы Шакса!

Патрик кое-как поднялся, путаясь в собственных конечностях, вскинул обрез, отстреливаясь. Конечно же, ни в кого не попал. Зато в его сторону рванулись двое – взрослый кибер и чернявый сопляк, по выражению лица которого Патрик догадался, что договориться и уж тем более упросить о пощаде никак не получится. Судя по всему, щенка вывели на первую охоту.

Патрик рванулся в приоткрытые ворота гаража, юркнул за угол, приготовившись стрелять в первого же, кто влетит следом.

– Идите к чёрту, киберы! – заорал кто-то снаружи. Раздались выстрелы, крики, топот множества ног.

– Вы ошиблись! Вы нас не за тех приняли! – визжал кто-то в отчаянии, но его постигла та же участь, что и прочих, и отчаянный вопль захлебнулся в писке дикрайзеров.

Киборги никогда не ошибаются, и это знают все нелегалы. Рано или поздно на банду выходят координаторы – люди, которые занимаются отслеживанием теневого бизнеса или же наиболее опасных типов, мешающих жить простым гражданам, а потом травят на обнаруженных преступников киборгов-ликвидаторов, выстраивая их маршрут и даже сообщая, где засели жертвы. Правда, последнего факта жертвы не знали, лишь некоторые могли догадываться, что координаторы имеют прямой доступ ко всем камерам слежения в городе и

подключаются к тем из них, которые в данный момент находятся ближе всего к месту зачистки. Случались, конечно, и ошибки по вине координаторов, но крайне редко. И, как правило, все они умалчивались и быстро заминались.

Но сейчас никакой ошибки не было. Когда дело касалось ликвидации, отслеживанием занимались только лучине координаторы.

Кто-то сунулся в чёрный ход и Патрик, вскрикнув, выстрелил. Вошедшего отбросило в сторону, и он сполз по косяку, подёргиваясь в судорогах – половина его лица исчезла. Но Патрик заметил, что это был не киборг. Кто-то из своих – теперь уже не разобрать, кто именно…

Приближающийся топот. Вот теперь точно киберы. Патрик судорожно втянул воздух сквозь зубы и бросился вперёд по коридору. Он понятия не имел, куда бежать. За спиной мерно стучали тяжёлые ботинки с подковками на каблуках.

Патрик рванулся в сторону, врезавшись в запертые двери, ударил кулаком по большой кнопке, и двери медленно разъехались в стороны. Слава богу, дверь была не на кодовом замке.

Но спасение мгновенно обернулось ловушкой. Патрик замер посреди обширной рефрижераторной камеры, с потолка которой ровными рядами свисали прозрачные полив этиленовые пакеты с искусственным мясом. В бездумном и зверином отчаянии торгаш рванулся вглубь камеры, забившись между пакетов, замер и затаил дыхание. Бежать некуда, но есть шанс, что кибер не найдет.

Шаги. Осторожные одинокие шаги и сдержанное дыхание. Патрик осторожно отодвинул пальцем тяжёлый пакет и рассмотрел преследователя.

Тот самый чернявый щенок с коротким ирокезом. Идёт обманчиво-расслабленной походкой, словно и не подозревает, что жертва схоронилась именно здесь. Наверное, решил проверить просто для отчётности. Патрик хищно осклабился и медленно-медленно поднял обрез.

Он не успел даже вскинуть его, как молодой киборг развернулся и выстрелил. Патрик прогнулся назад разбрызгивая мозг по заиндевелым металлическим стенам, и рухнул, так и не успев ничего понять. Несколько пакетов с замороженным псевдо-мясом сорвались с крюков и.; рухнули на нелегала.

Дэл размашисто приблизился, отшвырнул ногой пакет, бегло глянул на труп и решил, что добивать того, кто не имеет головы, не нужно.

– Последнего зачистил, – сообщил он в микрофончик-горошину коммуникатора и гордо двинулся к

выходу.

Почему-то дрожали колени, а сердце, казалось, колотилось под самым языком. Перед глазами, как блик от солнца, до сих пор стояла кровавая мешанина, в которую превратилась голова нелегала.

* * *

Первые свои проценты от удачно выполненного задания Дэл потратил по традиции на мини-пати. Компания молодых киборгов завалилась в небольшой кабак, который со временем оказался в полном их распоряжении, так как остальные посетители поостереглись оставаться в одном помещении с такими соседями.

Тран Крит и Габриэль Кэлтон решили помочь Дэлу с закупкой выпивки, считая и себя в какой-то мере причастными к маленькому празднику удачливого новичка. Он лично выследил и уничтожил грамотно спрятавшегося нелегала – в рефрижераторе не было камер, и координаторы потеряли его из виду. Они не могли даже сообщить Дэлу, с какой стороны ждать опасности. Но малец и сам прекрасно справился.

Пришли даже парни из соседних казарм. Дэлу пожимали руки совершенно незнакомые люди, но ему это нравилось.

Молодого киборга познакомили с его координатором, пока ещё не личным – у новобранцев не бывает личных координаторов, такую честь надо заслужить. Это был такой же молодой парень, как и сам Дэл, вероятно, тоже поступил па службу недавно. В компании киборгов и нескольких более опытных координаторов он чувствовал себя слегка неуверенно, но после пары стаканов крепкого синтетического пойла осмелел, а к разгару

вечеринки даже сделал несколько плохо скоординированных попыток станцевать на столе.

Ближе к отбою киборги вынуждены были вернуться. В казармах хоть и не царил безукоризненный армейский порядок, но всё же определённые правила существовали, и новичкам их нарушать было чревато всяческими неприятностями.

Дэл заметно опьянел, как ни пытался контролировать себя. По дороге в казарму он отстал от приятелей и решил немного освежиться, хотя бы сунуть голову под струю холодной воды. И заодно было бы неплохо избавиться от лишней жидкости в организме. Отправившись на поиск кратчайшего пути в туалет, молодой киборг с изумлением обнаружил, что не слишком хорошо может сейчас ориентироваться по недавно закачанной? в мнемо-блок виртуальной карте: вместо туалета он оказался в какой-то незнакомой части казарм. Большой зал с выложенным плиткой полом и тускло горящими в «ночном» режиме люминесцентными лампами. Вместо того чтобы отправиться назад и свернуть на сей раз направо, Дэл решил пройти через зал, чтобы сократить путь. И оказался в незнакомом коридоре. Кажется, это не тот, который, ведёт к его казарме. Без разницы. Куда-нибудь он должен вести. Может быть, к чужой казарме. А если здесь есть казарма, значит, есть и туалеты. Дэл прошагал по всему коридору, но ничего не обнаружил, только несколько каких-то дверей. Он подумал, что неплохо было бы сейчас просто постоять и, тщательно покопавшись в данных записанных на мнемо-карту, вспомнить, наконец, месторасположение своей казармы и всего, что её окружает.

Но молодой киборг не захотел тратить на это время. Кроме того, ему стало стыдно перед самим собой – заблудиться на пути между казармой и туалетом! Притом, что выпил не так много.

Дэл решил всё-таки повернуть назад.

И заметил, что уже знакомый зал пересекают две высокие широкоплечие фигуры. Вероятно, здесь всё-таки несколько входов и выходов, ведь Дэл не заметил, чтобы в зал вместе 1 с ним входил кто-то ещё. Прислушавшись, молодой киборг различил сиплый голос Льда и приятный бархатистый баритон второго инструктора, Виктора Шталя.

– Да, ты оказался прав, пацан хорошо справился.

– Вот видишь, а ты брать его не хотел! Когда я тебе советовал что-то плохое? Правда ведь, мальчик талантлив?

– Да, есть немного. Далеко пойдёт, зверёныш. Только вот не нравится мне его любовь к фаршу. Дикрайзер надо было переключить в режим сквозного ранения. А он что наделал? Заляпал там всю камеру мозгами этого нелегала. Жечь приказа не было, пришлось так оставить. Людям такая грязная работа может вскоре надоесть. Ещё про Мастера начнут говорить всякое. Мол, киберов своих вконец распустил.

– Да ладно тебе! Может, мальчик просто растерялся, испугался. Наверняка впервые с такого близкого расстояния смерть видит.

– Тоже мне, нежности!

Дэл замер в тени квадратной колонны, стараясь не шевелиться. Он не хотел в случае чего объяснять старшим солдатам, что он тут делает и как здесь оказался. Поэтому он терпеливо подождал, пока они оба выйдут из зала, и только потом рысцой двинулся к дверям.

Едва он протянул руку к кнопке, чтобы открыть дверь, как створки её раздвинулись, и молодой киборг врезался в грудь Виктора Шталя.

– Ой, простите! – Дэл отпрыгнул назад, пунцовея.

– Уф… – Вик Стальной медленно вернул дикрайзер обратно в кобуру. – Ты так не пугай в следующий раз, а то выстрелю, а потом спрошу «кто тут». Кстати, ты что тут делаешь?

Дэл заложил руки за спину, насупившись. И со скрипом признался:

– Й… я… Я заблудился. То есть, я не туда свернул.

– Проблемы с ориентированием по мнемо-карте? – мягко спросил Вик, шагнув к Дэлу и легонько усмехнувшись. Молодому киборгу это не понравилось. Он вообще терпеть не мог насмешек. Пусть даже и от вышестоящего.

– Нет, просто я…

– Да не важно, – перебил его Стальной. – Сегодня ты стал взрослым, и можешь позволить себе небольшую детскую шалость. В прятки там поиграть или пошпионить за большими дядями…

– Не шпионил я! – возмутился Дэл и, кашлянув, исправился. – Я не шпионил за вами, сэр. Я просто случайно тут оказался.

– Хм. Правда? И ты что, один тут? – спросил Стальной, сделав ещё один маленький шажок в сторону Дэла. Синеватое освещение вырубило на его овальном лице красивые грубые тени.

Дэл нахмурился, ощутив смутную тревогу и недоумение.

– Да, я один. И хотел бы вернуться к своим товарищам. Если позволите.

– Конечно, позволяю, – снова усмехнулся Вик. – Если тебе с ними интереснее…

– Доброй ночи, сэр, – пробубнил Дэл, обогнув инструктора и едва ли не прыгнув к двери, лишь бы поскорее отсюда убраться.

– Делейт Лебэн, – вдруг окликнул его Стальной, и Дэл замер. – Ты мог бы сказать и спасибо. За рекомендации с моей стороны…

– Благодарю Вас за рекомендации, сэр, – скороговоркой выпалил Дэл, нажимая кнопку. Створки дверей с лёгким шорохом раздвинулись.

И вдруг снова сдвинулись. Дэл резко крутнулся на сто восемьдесят градусов. Вик Стальной стоял, прислонившись спиной к кнопке, и смотрел на него своими прозрачными, как льдинки, глазами.

– Не за что, Дэл…

– Эм… Господин инструктор, Вы позволите мне, наконец, уйти? – немного нервно спросил Дэл. Алкоголь всё ещё гулял в его голове, и ему вовсе не хотелось терять контроль над ситуацией. А он чувствовал, что может потерять. I

– По правде сказать, – Вик оттолкнулся лопатками от I стены и приблизился к Дэлу, – я хотел бы пригласить тебя к себе.

Дэл растерялся. С одной стороны, все эти хохмы, сплетни, россказни, выходки самого инструктора в тире.

С другой стороны, необычайно ярко вспомнились объятия Вика, тепло и уют, которые приносили его сильные руки. Дэл чуть отступил. Это всё выпивка. Но ведь киборги не пьянеют, если сами того не желают…

– Я давно хотел поговорить с тобой, Делейт, – Вик шагнул к нему. – Признаться, ты мне сразу запомнился. У тебя талант. Ты без вшивок попадаешь в цель, будто у тебя каждая пуля – самонаводящаяся. Ты чувствуешь опасность, врага, как совершенный хищник…

Дэл снова чуть отступил, не понимая, что за мысли и чувства теснятся сейчас в его голове. Слова инструктора льстили его самолюбию и заставляли испытывать гордость. Но в голове зазвучали шуточки Трана. А перед глазами встали недвусмысленные подшучивания Стального над прочими новобранцами в тире.

– Если хотите поговорить, давайте поговорим… – буркнул Дэл, чувствуя, как из глубин души поднимается странная дрожь. Не страх и не волнение. Что-то очень похожее, но не то.

– Ты боишься меня? – спросил Виктор Шталь, шагнув к Дэлу ещё раз. Тот отступил и прижался спиной к

двери.

Осознав, как глупо и трусливо это выглядит, молодой киборг решительно подался вперёд и неожиданно для себя прижался грудью к груди инструктора.

Но не отступил, а упрямо заглянул в его глаза. И вдруг осознал, что эти глаза красивы.

– Нет, сэр, я Вас не боюсь, – размеренно произнёс Дэл, не отводя взгляда.

– Я очень рад этому, Делейт Лебэн, – так же размеренно произнёс в ответ Виктор Шталь, тоже не отводя взгляда и не отступая.

Затем он положил руки на плечи Дэлу. Тот не шелохнулся, только упрямо нахмурился. Вик скользнул ладонями по

напряжённым лопаткам парня. Дэл не пошевелился, только раздул ноздри, ощущая, как сердце начинает

набирать обороты. Вик чуть наклонился и тронул губами губы Дэла. Молодой киборг широко распахнул глаза и судорожно упёр руки в широкую грудь инструктора. Тот отпустил его и сделал шаг назад насмешливо глядя на растерянного, сбитого столку парня.

– А говорил, что не боишься.

Последняя капля. Дэл сам подскочил, сграбастал инструктора за талию одной рукой, за шею – другой и, наклонив его лицо к себе, смачно поцеловал. Пусть не думает, что его провокации могут напугать или смутить Делейта Лебэна!

Виктор Шталь опешил на мгновение, а потом крепко стиснул своевольного мальчишку в объятиях и ответил на поцелуй.

Когда они оторвались друг от друга, и Дэл не смог совладать со своим зашедшимся дыханием, Вик проговорил хрипло:

– Поехали сейчас же ко мне…

– Поехали! – с вызовом ответил Дэл, стараясь унять взбесившееся сердце.

* * *

Для того чтобы добраться до дома инструктора, не пришлось выходить на улицу – внутри громадного военного комплекса имелись свои скоростные лифты и монорельсы, тоннели и мосты, соединявшие между собой когда-то отдельно стоящие строения.

Квартира Виктора представляла собой типичное жилище киборга, который у Мастера на хорошем счету: пара комнат, приличная по размерам кухня и оснащённый по последнему слову техники мини-спортзал. Всё в квартире функционально, никакой лишней мебели или валяющихся под ногами предметов. Всё выдержано в элегантных серо-стальных тонах.

Вик пригласил Дэла войти и предложил ему чувствовать себя как дома, сам же прошагал в одну из комнат. Вероятно, прибраться. Молодой киборг побродил по холлу, рассматривая обстановку, чувствуя некоторую неловкость. Судя по всему, алкоголь уже почти выветрился. Плохо. Не мешало бы выпить. Того и гляди в голову полезут мысли, что так поступать не следовало – бежать, сломя голову, по первому же зову этого сердцееда, вместо того, чтобы культурно и непреклонно послать его подальше.

– Дэл, – раздался рядом голос Вика, и молодой киборг дёрнулся, разворачиваясь. Виктор Шталь усмехнулся, позабавившись от растерянности парня, и протянул ему высокий узкий стакан.

– Держи. Думаю, нам стоит выпить. За знакомство, за твою удачу, за встречу и за всё такое.

– За всё такое, – с некоторым вызовом повторил Дэл и в два глотка осушил стакан. Что-то весьма крепкое, но приятное на вкус.

Поставив стакан в квадратную нишу, подсвеченную синим бра, Дэл негромко произнёс:

– Ну, так… Кхм. И когда вы думаете заняться этим самым «всё такое»?

Виктор Шталь даже замер, удивившись прямолинейности парня. Поставил наполовину полный ещё стакан в ту же нишу и произнёс:

– А ты с характером…

– Что есть, то есть, сэр, – ответил Дэл, глазом не моргнув. Хотя сердце его скакало так, что казалось, сейчас выпрыгнет из груди.

– Ты мне сразу понравился, – резко изменившимся голосом сказал Виктор, обнимая Дэла за талию. – Ещё тогда, в тире. Увидел и подумал: у этого зверёныша есть будущее. И не ошибся, ведь ты оказался отличным стрелком и прилежным учеником. Я горжусь тобой, мой мальчик. И я так давно мечтал встретить кого-нибудь вроде тебя.

Он наклонился поцеловать Дэла, но тот выдохнул в его приоткрытые губы:

– Мне надо быть в казарме в пять утра. Может быть, перейдём к делу?

Виктор Шталь чуть отстранился и прошептал, с лукавым прищуром разглядывая Дэла:

– Ты не представляешь, как я хочу этого, мой мальчик. Но ты сам…

– Я тоже этого хочу, иначе разве бы я поехал к Вам? – упрямо сказал Дэл, чувствуя, что готов бежать отсюда самым постыдным образом. Но он не покажет ни Стальному, ни кому другому – даже себе самому, – что боится или не уверен в своих силах.

– Тогда давай будем на «ты». А то это «выканье» заставляет меня чувствовать себя старым. А ведь мне всего тридцать два, – проговорил Стальной, погладив Дэла пальцами по подбородку.

– Ты выглядишь на двадцать пять, – сказал Дэл, удивляясь собственной наглости. И поцеловал инструктора.

Через минуту они уже стояли рядом с низкой кроватью в спальне, обставленной со строгим минимализмом.

Вик медленно провёл ладонью по груди Дэла. Парень невольно напряг мышцы и опустил глаза. Крепкие пальцы инструктора казались фарфоровыми на фоне его смуглой гладкой кожи, покрытой мягкими чёрными волосками. Коротко подстриженные ногти осторожно поскребли по напрягшимся бежевым соскам Дэла. Потом руки инструктора спустились вниз по торсу парня и сдвинули с выступающих косточек таза облегающее чёрное бельё. Светлой полоски кожи не было видно.

Вик тихонько усмехнулся:

– Любишь загорать голышом? Дэл фыркнул:

– Никак нет, сэр. Это просто цвет кожи такой. Вик протянул:

– Ааа… Хм. Подумать только…

Он уселся на край постели и откинулся назад, не убирая руку с резинки плавок Дэла.

– Пару веков назад такая внешность, как у тебя, была гораздо более привычным явлением, чем такая, как, например, у меня, – продолжал Вик, запрокинув лицо и опуская голос до хрипловатого полушёпота, от которого у Дэла по спине побежали мурашки, а внизу живота стало тепло. – Тёмненький… Чёрные волосы, Чёрные глаза, кожа – кофе с молоком или бронза… Таких было много. Гораздо больше, чем всех прочих. А потом, бац! И нано-вирус скосил всех людей с доминантными и наиболее распространёнными генами. «Тёмненькие» стали раритетом. А всякая редкость рано или поздно начинает считаться красивой.

Рука, покрытая густым светлым пушком, настойчиво притянула Дэла к постели, и тот уселся рядом с

Виком.

– Ты красивый, – прошептал Стальной и погладил приоткрытыми губами напряжённый сосок парня. – Красивый мой мальчик…

Дэл заволновался. С одной стороны, он чувствовал желание, тягостное, горячее, от него мутнело в голове, напрягались мышцы пресса. Но с другой стороны…

– Вик, – прошептал Дэл. Потом откашлялся, решительно отстранив обеими руками инструктора, который уже сжал ладонями его крепкие ягодицы. – Знаешь, я… Я никому не позволял раньше…

– У тебя не было мужчин? – промурлыкал Вик, улыбаясь и медленно запуская руку в плавки Дэла, а затем добавил, – сверху?…

Его пальцы легли на напрягшийся член парня и принялись поглаживать, ни на секунду не замерев. Дэл вспыхнул. Наконец-то до него дошло, что инструктор просто захотел приятно провести вечер. Для него всё это – просто мимолётный, ничего не значащий очередной перепихон. Но физически Дэлу всё нравилось. Даже слишком, пожалуй. Чёртов Вик.

Дэл чуть оскалился и резко схватил инструктора за запястье. Секунду размышлял: вывернуть в болевом захвате или отпустить. Отпустил. Вик понимающе убрал руку, и улыбка его стала чуть менее масляной.

– Да, – процедил Дэл, насупившись, раздувая ноздри и сверкая чёрными глазами, – у меня не было мужчин. Сверху.

Вик сел напротив него и проговорил:

– Дэл, я не сделаю тебе больно или неприятно.

Он потянулся губами к губам Дэла, но тот отпрянул и вцепился в плечи Вика. После чего огрызнулся:

– Слушай, я у тебя буду семьсот сорок седьмым или семьсот сорок восьмым?

Как глупо! Он же сам добровольно сюда приехал! Вик замер на секунду. А потом рассмеялся так тепло и ласково, что Дэл рассердился ещё больше.

– Если честно, то всего лишь двенадцатым, – произнёс инструктор, отсмеявшись и покачав головой. – Я знаю, про меня рассказывают много всякого. Но я не трахаю всё, что движется, как дикий байкер с равнин.

Поверь мне, я весьма разборчив. И у тебя не так много конкурентов.

– Уже хорошо, – Дэл становился всё более и более угрюмым и отчаянно жалел, что согласился отправиться к инструктору.

– Послушай, если ты считаешь, что для меня ты – «мальчик на ночь», то ты глубоко заблуждаешься, – кивнул Виктор. – Уж поверь мне. Я легко могу найти себе кого-нибудь на улицах для кратковременного развлечения.

Но Дэл напрягся и сидел жёсткий, мрачный, молчаливый. Светлокожая рука погладила его смуглую щёку.

– Если тебе страшно, то… – прошептал Вик.

– Не страшно! – перебил его Дэл, вскинув лицо.

– То можешь сам быть «сверху»… – закончил Вик. Дэлу показалось, что он ослышался.

– Эм… Что?

Вместо ответа Вик привлёк его к себе и улёгся на постель, утягивая парня с собой.

– Всё хорошо, – хрипловато прошептал Вик, гладя его по спине. – Я разрешаю.

Дэл сглотнул с усилием. Глаза Вика были так близко – прозрачные, как стекло, с огромными чёрными зрачками-омутами, чуть прикрытые ресницами. Дэл наклонился и порывисто, не веря до конца в происходящее, поцеловал своего инструктора в губы. Вик закрыл глаза, обвил шею молодого киборга руками и низко простонал, протяжно выдохнув. Ответил на поцелуй он с такой силой и напором, что Дэл едва не капитулировал. Но быстро вспомнил, что он не собирается быть «семьсот сорок седьмым», и нагло, сердито толкнул язык инструктора своим языком. Вик открыл рот шире, позволяя языку Дэла хозяйничать там.

Дэл был опытен, но не сдержан. У него не хватило терпения на долгие ласки – слишком уж податливым и покорным было бледное, словно светящееся в полумраке тело. Подгоняло и неверие: такого не может быть! Вик Стальной… с ним… и при этом не «сверху»!

Молодой киборг упирался руками в смятые простыни и маленькие подушки, обтянутые серебристым синт-атласом, Вик лежал на спине, крепко сжав сильными длинными ногами талию Дэла, а руками вцепившись в его напряженные плечи. Дэл с силой двигался вперёд и назад всем телом, шумно дыша сквозь стиснутые зубы, глядя на Виктора одновременно испуганно и дико. Как будто боялся того, что творил, как будто ожидал, что Вик свалит его набок одной затрещиной. Но Вик лишь коротко ахал, приоткрывая роте и снова стискивая зубы. Смотрел Дэлу в глаза. Чуть кивал, отрывисто шепча:

– Ну, тише, мальчик, тише… Я твой, всё хорошо… Дэл не мог совладать с собой.

Только когда всё кончилось, он отполз к краю постели, отвернулся, поджал руки под грудь. Вик выждал несколько минут, пока Дэл отдышался и успокоился. Потом поцеловал его в загривок.

Дэл вздрогнул. И поговорил чуть сдавленно:

– Вик… А… Кхм. Нуу… Это ничего?

– Что ничего? – буднично спросил Вик сквозь зубы. Дэл робко повернулся к нему и увидел, что инструктор как ни в чём ни бывало прикуривает сигарету.

– Ну, что я тебе не дал…

Вик лукаво глянул на любовника и рассмеялся.

– Иди сюда, дурень!

Он сграбастал парня, притянул к себе. Дэл отметил, что в рукопашной не на жизнь, а на смерть, вряд ли одержал бы победу над этим киборгом. Наверняка вшивки в мышцы.

Вик приобнял Дэла, тот устроил голову у него на плече, и инструктор вложил ему в губы свою сигарету. Дэл с бравадой глубоко затянулся и закашлялся – слишком крепкая.

Вик снова посмеялся – добродушно, как над несмышлёным детёнышем – и ласково поцеловал парня в

висок.

Они докурили одну сигарету на двоих в молчании. Дэл стыдился смотреть в прозрачные серо-голубые глаза любовника. Как-то неправильно… Странно, непривычно. Младшекурсники и малолетние сучки – они совсем-совсем другие. Ощущать, как тебе добровольно подчиняется мужчина, намного старше тебя самого, чувствовать железную сдержанную силу в его крупных мышцах – всё это так необычно.

Дата добавления: 2015-11-04; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


5559038189424467.html
5559100317794286.html
    PR.RU™