Глава XVII. Пространство и время

Важнейшими формами бытия являются пространство, время, дви­жение, системность. Рассмотрим пространство и время. Обсуждение вопроса о сущности пространства и времени в истории философии распадалось на три группы проблем: 1. Каков гносеологический статус этих понятий? Являются ли они характеристиками материального бытия или характеризуют устройство нашего сознания? 2. Каково отношение пространства и времени к субстанции? 3. Каковы основные свойства пространства и времени?.(Эта проблема оказывалась связан­ной с развитием естественнонаучных представлений о пространствен­но-временных характеристиках вещей, ее решение в значительной степени обусловливалось решением первых двух групп проблем).

Вопрос о познавательном статусе категорий пространства и времени решался по-разному. Одни философы считали пространство и время объективными характеристиками бытия, другие — чисто субъективны­ми понятиями, характеризующими наш способ восприятия мира. Были и философы, которые, признавая объективность пространства, припи­сывали чисто субъективный статус категории времени, и наоборот.

Но пространство и время являются столь же объективными харак­теристиками бытия, как его материальность и движение.

В истории философии существовали две точки зрения об отноше­нии пространства и времени к материи. Первую из них можно условно назвать субстанциальной концепцией. В ней пространство и время трактовали как самостоятельные сущности, существующие наряду с материей и независимо от нее. Соответственно отношение между, пространством, временем и материей представлялось как отношение между двумя видами самостоятельных субстанций. Это вело к выводу о независимости свойств пространства и времени от характера проте­кающих в них материальных процессов.

Вторую концепцию можно именовать реляционной (от слова "ге-latio" — отношение). Ее сторонники понимали пространство и время не как самостоятельные сущности, а как системы отношений, образу­емых взаимодействующими материальными объектами. Вне этой сис­темы взаимодействий пространство и время считались несуществующими. В этой концепции пространство и время выступали как общие формы координации материальных объектов и их состояний.


Соответственно допускалась и зависимость свойств пространства и времени от характера взаимодействия материальных систем. (Подроб­ное изложение существа этих концепций и их анализ см. l работах: Баженов Л. Б., Морозов К. Е., Слуцкий М.С. "Философия естествозна­ния". М-, 1966; Молчанов Ю. Б. "Проблема синтеза различных концеп­ций времени" // "Синтез современного научного знания". М., 1973).



Какой же из этих концепций отдать предпочтение? С точки зрения признания объективности пространства и времени обе эти концепции равноценны. Если говорить об их естественнонаучной обоснованности, то в XVII—XIX веках явное преимущество было на стороне субстанци­альной концепции; именно она лежала в основе ньютоновской меха­ники, принимавшейся в то время за образец точной науки. В электродинамике в пользу существования абсолютного пространства свидетельствовала гипотеза светоносного эфира, который заполняет абсолютное пространство и является носителем электромагнитных волн. Наконец, сильнейшим свидетельством в пользу субстанциальной концепции пространства был факт единственности эвклидовой геомет­рии. Хотя еще в 30-х годах XIX в. Лобачевским была открыта неэвк­лидова геометрия, до открытия общей теории относительности, неэвклидовы геометрии рассматривались как воображаемые математи­ческие конструкции, и им не приписывалось реального физического смысла. Единственной геометрией, описывающей реальные свойства физического пространства и времени, считалась геометрия Эвклида. А это как бы подтверждало вывод, следовавший из субстанциальной концепции, что свойства пространства и времени неизменны и неза­висимы от характера движения и взаимодействия материальных систем.

Пространство и время представляют собой формы, выражающие определенные способы координации материальных объектов и их со­стояний. Содержанием этих форм является движущаяся материя, ма­териальные процессы, и именно осрбенности и характер последних должны определять их основные свойства. В этом отношении диалек­тика нацеливала науку на поиски зависимости между определенными свойствами пространства и времени и сопутствующими материальны­ми процессами, которые их определяют. Кроме того, наличие у про­странства и времени единого содержания — движущейся материи — указывает и на взаимосвязь между самим пространством и временем, на невозможность их существования абсолютно независимо друг от друга.

В начале XX в. была создана теория относительности, которая заставила пересмотреть традиционные воззрения на пространство и


время и отказаться от субстанциальной концепции. Теорию относи­тельности можно рассматривать как концепцию, нацеленную на рас­крытие диалектических связей в природе.



Теория относительности включает в себя две генетически связан­ные теории: специальную теорию относительности (СТО), основные идеи которой были сформулированы А. Эйнштейном в 1905 г., и общую теорию относительности (ОТО), работу над которой А. Эйнштейн за­кончил в 1916 г.

СТО возникла как результат попыток А. Эйнштейна распростра­нить действие физического принципа относительности, известного еще со времен Галилея, на законы электродинамики, которые рассматри­вались как противоречащие последнему. А. Эйнштейн справился с этой задачей, но цена, которую он был вынужден заплатить за обобщение принципа физической относительности и распространение его на все законы физики, заключалась в пересмотре ньютоновских пространст­венно-временных представлений. СТО показала, что многие простран­ственно-временные свойства, считавшиеся до сих пор неизменными, абсолютными, фактически являются релятивными. Так, в СТО утра­тили свой абсолютный характер такие пространственно-временные характеристики, как длина, временной интервал, понятие одновремен­ности. Все эти характеристики оказываются зависящими от взаимного днижения материальных объектов.

Новые подтверждения правильности реляционной концепции про­странства и времени дала ОТО. Если в СТО принцип относительности был связан только с инерциальными системами отсчета, то общая теория относительности явилась результатом распространения дейст­вия принципа относительности и на неинерциальные системы отсчета. Это в свою очередь привело к установлению тесной зависимости метрических свойств пространства-времени от гравитационных взаи­модействий между материальными объектами. В СТО было установле­но, что геометрические свойства пространства-времени зависят от распределения в них гравитационных масс. Вблизи тяжелых объектов геометрические свойства пространства Начинают отклоняться от эвк­лидовых, а темп течения времени замедляется. ОТО нанесла удар по субстанциальной концепции пространства и времени.

Основное философское значение теории относительности состоит в следующем: 1. Теория относительности исключала из науки понятия абсолютного пространства и абсолютного времени, обнаружив тем самым несостоятельность субстанциальной трактовки пространства и времени как самостоятельных, независимых от материи форм бытия.


2. Она показала зависимость пространственно-временных свойств от характера движения и взаимодействия материальных систем, под­твердила правильность трактовки пространства и времени как основ­ных форм существования материи, в качестве содержания которых выступает движущаяся материя. Сам Эйнштейн, отвечая на заданный ему вопрос о сути теории относительности, сказал: "Суть такова: раньше считали, что если каким-нибудь чудом все материальные вещи исчезли бы вдруг, то пространство и время остались бы. Согласно же теории относительности вместе с вещами исчезли бы пространство и время".

3. Теория относительности нанесла удар субъективистским, апри-ористским трактовкам сущности пространства и времени, которые противоречили ее выводам.

Говоря о том, что теория относительности подтвердила понимание пространства и времени как коренных форм существования материи, нельзя думать, что теория относительности положила конец философ­ским спорам об истолковании пространства и времени. Решив одни проблемы, теория относительности поставила другие. Философские споры вокруг теории относительности возникли сразу же при ее созда­нии и не утихают по настоящее время. Ряд философски мыслящих ученых попытались развить субъективистские версии трактовки про­странства и времени, опираясь на теорию относительности. Связь пространства и времени с тяготением была истолкована как их полная тождественность, что привело к попыткам геометризации всех других видов физических полей (основание для такой трактовки физических полей дал сам А. Эйнштейн). Такой подход к пониманию сущности пространства и времени ведет к пониманию пространства и врмени как исходной физической реальности, исходной субстанции, которая по­рождает, обусловливает все физические свойства реального мира. По­добно тому как в концепции энергетизма исходным понятием оказывается движение, оторванное от понятия материи, в геометриче­ской картине мира исходной субстанцией оказываются пространство и время, оторванные от материи.

""" Общие свойства, характеризующие пространство и время, вытекают из их характеристик как основных, коренных форм существования материи. К свойствам пространства относятся протяженность, одно­родность и изотропность, трехмерность. Время обычно характеризуется такими свойствами, как длительность, одномерность, необратимость, однородность.

Что касается таких свойств, как длительность времени и протяжен­ность пространства, то их трудно называть свойствами, поскольку они


совпадают с самой сущностью пространства и времени. Ведь протяжен­ность и проявляется в способности тел существовать одно подле другого, а длительность в способности существовать одно после другого, что и выражает сущность пространства и времени как форм существования материи.

К наиболее характерным свойствам пространства относится его трехмерность. Положение любого объекта может быть определено с помощью трех независимых величин. Время одномерно, ибо для фик­сации положения события во времени достаточно одной величины. Под заданием положения события, объекта в пространстве или времени имеется в виду определение его координат по отношению к другим событиям и объектам. Факт трехмерности реального физического про­странства не противоречит существованию в науке понятия многомер­ного пространства с любым числом измерений. Понятие многомерного пространства является чисто математическим понятием, которое может быть использовано для описания взаимосвязи различного рода физи­ческих величин, характеризующих реальные процессы. Если же речь идет о фиксации события в реальном физическом пространстве, то при использовании любой системы координат трех измерений всегда будет достаточно. И хотя до сих пор вопрос об обосновании трехмерности пространства является открытым вопросом, решение его должно лежать в установлении связи трехмерности с фундаментальными физическими процессами.

К специфическим свойством пространства относятся однородность и изотропность. Однородность пространства означает отсутствие в нем каких-либо выделенных точек, а изотропность — равноправность всех возможных направлений. В отличие от пространства время обладает только свойством однородности, заключающимся в равноправии всех его моментов. Свойства однородности пространства и времени и изо­тропности пространства теснейшим образом связаны с фундаменталь­ными физическими законами, и прежде всего с законами сохранения. Они и лежат в основании самого принципа физической относительно­сти.

Характерным специфическим свойством времени является его не­обратимость, которая проявляется в невозможности возврата в про­шлое. Время течет от прошлого через настоящее к будущему, и обратное течение его невозможно. Необратимость времени связана с необрати­мостью протекания фундаментальных материальных процессов. Неко­торые философы усматривают связь необратимости времени с необратимостью термодинамических процессов и с действием закона


возрастания энтропии. В микрофизике необратимость времени связы­вается с характером законов квантовой механики. Существуют также космологические подходы к обоснованию необратимости времени. Наиболее широкое распространение получила причинная концепция времени; ее сторонники считают, что при обратном течении времени причинная связь оказывалась бы невозможной.

Специфично проявление времени и пространства в микромире, живой природе, в социальной действительности, в связи с чем специ­ально анализируется биологическое время, психологическое время, социальное пространство-время и другие виды времени и пространств.

Психологическое (перцегпуальное) время связано с восприятием и переживанием времени индивидом" время то "бежит", то "замедляется", что зависит от тех или иных конкретных ситуаций (одно дело, когда мы кого-то с нетерпением ожидаем, и другое, когда заняты чем-то интересным); в детстве нам кажется, что время течет медленно, а в зрелом возрасте — что оно ускорило свой бег. Это субъективное чувство времени, и оно лишь в целом соответствует реально-физическому времени. Как отмечают специалисты, психологическое время включает: оценки одновременности, последовательности, длительности, скорости протекания различных событий жизни, их принадлежности к настоя­щему, удаленности в прошлое и будущее, переживания сжатости и растянутости, прерывности и непрерывности, ограниченности и бес­предельности времени, осознание возраста, возрастных этапов, пред­ставления о вероятной продолжительности жизни, о смерти и бессмертии, об исторической связи собственной жизни с жизнью предшествующих и последующих поколений и т. п. Так или иначе, но психологическое время своеобразно в сравнении с физическим време­нем, хотя по многим направлениям и определяется им.

Имеется взгляд на соотношение психологического и онтологиче­ского времени, согласно которому психологическое является приори­тетным в рамках данного Соотношения. С. А. Аскольдов, например, писал: "Дерево, камень, кристалл, молекула, атом и т. п., понятие лишь во внешнем содержании своей материальности и вне наблюдающего их сознания, могут быть поняты лишь как совершенно внешнее рядо-положение взаимно иных моментов. И ни для какого из этих моментов предыдущий и последующий не могли бы иметь значение прошлого и будущего, потому что о прошлом можно говорить, лишь когда оно как-то удержано и для настоящего, а о будущем, когда оно хотя бы в виде неверной возможности предварено. Этой силой удержания и предварения обладает лишь живое сознание или жизнь вообще. И изме-


нение в мертвом, неживом, дается лишь взгляду жизни на мертвое. Отмыслите этот взгляд, и в мертвом останется лишь рядоположение статических моментов, в котором нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего, ибо их необходимо сознавать. Вне сознания эти слова теряют всякий смысл. Итак, изменение, или, что то же, время, есть прежде всего достояние души. Его содержание прежде всего психологично. И все другие значения времени заимствуют свой смысл именно из этого психологического". ("Время и его преодоление" // "На переломе. Фи­лософские дискуссии 20-х годов". М., 1990. С. 400).

Для философского осмысления трудным и интересным оказывается вопрос от соотношении времени и вечности. Касаясь этого вопроса, H.A. Бердяев отмечал следующее. Время разбивается на прошлое, настоящее и будущее, и если мы подумаем об этих трех частях, то придем к странному выводу о том, что их нет. Настоящее есть лишь какое-то бесконечно мало продолжающееся мгновение, когда прошло­го уже нет, а будущего еще нет, но которое само по себе представляет некую отвлеченную точку, не обладающую реальностью. Прошлое призрачно потому, что его уже нет. Будущее призрачно потому, что его еще нет. Нить во времени разорвана на три части, нет реального времени. Это поедание одной части времени другой приводит к како­му-то исчезновению всякой реальности и всякого бытия во времени. Во времени обнаруживается злое начало, смертоносное и истребляю­щее. Будущее есть убийца прошлого и настоящего. Будущее пожирает прошлое для того, чтобы потом превратиться в такое же прошлое, которое в свою очередь будет пожираемо последующим будущим.

Такое рассуждение, полагает H.A. Бердяев, должно быть включено в более широкую концепцию, в которой выявляется разрыв конечного с выходом в вечность. Философия истории, пишет он, должна признать прочность исторического, признать, что историческая действитель­ность, та действительность, которую мы считаем прошлым, есть дей­ствительность подлинная и пребывающая, не умершая, а вошедшая в какую-то вечную действительность; она является внутренним момен­том этой вечной действительности. Имеется целостная жизнь, которая совмещает прошлое, настоящее и будущее в едином целостном все­единстве, поэтому действительность, отошедшая в прошлое, не есть умершая историческая действительность; не менее реальна она, чем та, которая свершается в данное мгновение или та, которая будет свер­шаться в будущем. Каждый может быть приобщен к истории постольку, поскольку он существует в этом зоне мировой действительности. Христианское учение открывает эту вечность. С этой точки зрения, по H.A. Бердяеву, исторический процесс имеет двойственную природу: он


что-то истребляет, но, с другой стороны, сохраняет. В мире действует истинное время, в котором нет разрыва между прошлым, настоящим и будущим, время ноуменальное, а не феноменальное. Настоящая фило­софия истории выявляет единство времени ("Смысл истории. Опыт философии человеческой судьбы". Париж, 1969. С. 78—92. См. то же в антологии: "На переломе. Философские дискуссии 20-х годов". М., 1990. С. 402-410).


5561184021529108.html
5561229317855100.html
    PR.RU™